Сергей Лахно представляет: АРКАДИЙ СЕВЕРНЫЙ
На главную Диски Тексты песен Живой звук


 

Мы новички, куда уж нам до подражанья,
И в наших песнях будут новые слова,
Так уделите же нам чуточку вниманья,-
Совсем чуть-чуть, чтоб не болела голова...

 

Наступил год 1978, год Лошади, с которым Аркадий Северный поздравлял всех на концерте, известном под названием «Проводы 1977 года». 20 февраля мне исполнилось 9 лет, я учился в третьем классе обычной средней школы и делал первые шаги в радиоэлектронике. Как раз в феврале или в начале марта я собрал свой первый аппарат: простенький приёмник прямого усиления на пяти транзисторах.

Именно в день моего рождения, 20 февраля 1978 года, Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, Председатель Совета обороны СССР, Маршал Советского Союза, Герой Социалистического труда и - на то время - дважды Герой Советского Союза, Лауреат Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами» товарищ Леонид Ильич Брежнев был награждён орденом «Победа». «Этого высшего военного ордена товарищ Л.И.Брежнев удостоен за большой вклад в победу советского народа и его Вооружённых Сил в Великой Отечественной войне, выдающиеся заслуги в укреплении обороноспособности страны, за разработку и последовательное осуществление внешней политики мира Советского государства, надёжно обеспечивающей развитие страны в мирных условиях»,- писали советские газеты. Тогда же, в феврале 78го, в журнале «Новый мир» была опубликована первая часть мемуаров Брежнева - «Малая земля».

С первого марта 1978 года Государственный комитет цен Совета Министров СССР "в целях упорядочения розничных цен на отдельные товары и услуги" снизил цены на чёрно-белые телевизоры, холодильники малого объёма, капроновые ткани, некоторые трикотажные изделия, сапоги из синтетических материалов и синтетические моющие средства. Одновременно в среднем на 60% были повышены цены на ювелирные изделия из золота, на бензин (до 15-20 копеек за литр, в зависимости от октанового числа), на натуральный кофе - аж до 20 рублей за килограмм - и на шоколадные кондитерские изделия. А второго марта 1978 года состоялся запуск космического корабля «Союз-28» с интернациональным экипажем на борту. Это был первый космический полёт в рамках программы «Интеркосмос»: экипаж состоял из лётчика-космонавта СССР Алексея Губарева и космонавта-исследователя гражданина Чехословацкой Социалистической Республики Владимира Ремека. «Запуском корабля "Союз-28" открывается новый этап исследования и использования космического пространства в мирных целях, проводимых совместно социалистическими странами в соответствии с программой сотрудничества "Интеркосмос"»,-говорилось в Сообщении ТАСС.

"Решения XXV съезда КПСС - в жизнь!" г.Ленинград, Кировский проспект

Товарищ Суслов вручает товарищу Брежневу орден "Победа"

А.Губарев и В.Ремек

София Ротару исполняет песню "Родина моя" в программе "Песня-77"

Совсем недавно, в ноябре 1977 года, советские люди и всё прогрессивное человечество отпраздновали 60-летие Великого Октября, и, кроме «Листьев жёлтых» и «Соловьиной рощи», из динамиков звучал "первый советский рэп" в исполнении Софии Ротару:

    Я,
      ты,
        он,
          она,
    Вместе - целая страна,
    Вместе - дружная семья,
    В слове "мы" - сто тысяч "я":
    Большеглазых,
             озорных,
    Черных,
      рыжих
        и льняных,
    Грустных и весёлых
    В городах и сёлах!

В общем, как сказал дорогой Леонид Ильич Брежнев на торжественном заседании, посвященном 60-летию Октября: «Советский народ с уверенностью смотрит в будущее. Он твёрдо знает, что жизнь будет становиться всё лучше, всё краше, всё содержательнее». «Тесно сплочённые вокруг родной ленинской партии, с хорошим настроением, с чувством уверенности в будущее вступают советские люди в 1978 год»,- говорилось в передовицах советских газет.

Владимир Криворог и Аркадий Северный, Киев, май 1977 года

"Ударной трудовой вахтой" отметил юбилей Октября и Аркадий Северный. Записав в начале 1977 года два концерта с ансамблем «Обертон» в Ленинграде, он отправился в первую настоящую гастрольную поездку. В отличие от упоминаемых на концертах мифических гастролей по БАМу и по другим "комсомольско-молодёжным стройкам", не говоря уже о "командировках" в Рим, Вену, или Бомбей, это была реальная, настоящая поездка: сначала в Киев, потом в Одессу. Так между Одессой и Киевом Северный провёл весну и лето 1977 года, осенью побывал в Москве, где, судя по всему, "подшился" - прошел курс лечения от алкоголизма. Поэтому-то в 1977 году до начала осени Аркадий Северный и записал всего два концерта в Ленинграде, хотя в предыдущем 1976 году были записаны 12 концертов - и это только в сопровождении ансамблей. И лишь в конце года состоялись три концерта в родном Ленинграде. Два из них с «Братьями Жемчужными» - «Диксиленд» и «Проводы 1977 года», а между ними - концерт с совершенно незнакомыми до этого музыкантами, известный как «Колода карт», или «С ансамблем "Чайка"». На этом концерте во вступлении к песне «Седина» Северным впервые упоминается имя Владимира Тихомирова, давнего знакомого Владимира Раменского. Говорят, что познакомились они еще в середине шестидесятых, на "химии", где оба отбывали срок. А Тихомиров был знаком с Борисом Циммером. "Мы с ним играли на гитарах, дома - у него, у меня,- собирались и бренчали",- вспоминал Борис Яковлевич,- "И он считал, что я - большой музыкант..."

Борис Циммер (справа, с гитарой), Ленинградский Санитарно-гигиенический Медицинский институт ("СанГиг"), начало 60х годов

Однако, Борис Яковлевич Циммер не был профессиональным музыкантом: он работал врачом в Областном туберкулёзном диспансере. Но еще со студенческих лет играл на гитаре в различных группах. В 1962-1964 годах Борис Яковлевич ездил играть на танцевальных вечерах в город Тосно, Ленинградской области. Почему так далеко? - Да потому, что в самом Ленинграде в то время все "точки" уже были заняты, не пробиться: везде кипела музыкальная жизнь, везде были свои группы и оркестры.

Борис Циммер (крайний слева), на танцах в г.Тосно, 1962-64 годы

Позволю себе небольшое отступление. Многие люди, которых в 70-80 принято было называть не совсем понятным словом "интеллигенты",- врачи, инженеры, учителя,- в свободное время играли в составе самодеятельных ансамблей и групп. Причем, частенько играли за деньги: подрабатывали в ресторанах, на свадьбах, юбилеях. Почему бы не добавить к скромной зарплате советского служащего несколько десятков рублей, тем более, что играть-то было в кайф? В самом деле, это же труд: люди тратили свои силы, своё время, даже свои деньги на покупку инструментов и аппаратуры,- так почему же должно осуждаться их стремление получить материальную компенсацию за всё это?.. Мой учитель физики Михаил Анатольевич - очень интересный человек, прекрасный педагог и виртуозный гитарист,- в начале 80х тоже играл в группе. Конечно, школьное руководство вовсе не одобряло такое "странное" увлечение учителя, но мы, школьники, любили слушать рассказы Михаила Анатольевича: вместо скучных "классных часов" он приобщал нас к миру рок-музыки, наигрывал на гитаре известные мелодии и даже показывал, как он "в молодости" танцевал рок-н-ролл,- хотя, в тот момент ему было всего 26 лет. (Как интересно бывает в жизни! Спустя ровно 30 лет мне очень пригодились эти уроки.) Именно от него я узнал про Джими Хендрикса и Боба Марли, про «Deep Purple» и «Led Zeppelin», а ещё я тогда впервые взял в руки настоящую электрогитару и увидел вот эту всю музыкальную аппаратуру. И, хотя я так и не научился играть (я, в общем, и не начинал учиться...), но спустя несколько лет я уже чинил гитары, барабаны, усилители, колонки, спаял усилитель и ревербератор, а осенью 1987 года я участвовал в проведении Первого Днепропетровского рок-фестиваля в качестве технического организатора и потом на большом концерте сидел за составленными в линейку пультами «Электроника ПМ01».

Михаил Анатольевич (слева) выступает на школьном празднике
"А ну-ка, парни!", февраль 1985г

Я сижу за пультом на концерте рок-группы "Зеркало",
апрель 1987г

Но вернёмся на 10 лет назад. Состав музыкантов, которые участвовали в записях концертов с Аркадием Северным, с 1975 года был такой:

Борис Циммер - гитара
Василий Морозов - бас гитара
Владимир Вахромеев - ударные
Мария Иванова - вокал

По большому счёту, это было "ядро" ансамбля, который аккомпанировал Северному. Так, на концерте «Колода карт», когда ансамбль назвали «Чайкой» "из ФРГ", с упомянутыми музыкантами работал и Николай Резанов: он играл на акустической гитаре и исполнил две песни. На концертах с ансамблем «Химик» дело обстояло интереснее, но об этом речь впереди.

Борис Циммер, как я уже говорил, работал врачом, Василий Морозов был системный программистом, работал в НИИ Электротехнических устройств, Мария Иванова училась на филологическом факультете ЛГУ, знала несколько иностранных языков. В общем, вполне обычные люди, имеющие высшее образование, работу. Правда, Владимир Вахромеев, говорят, занимался фарцовкой... Таким составом группа играла на свадьбах, банкетах, новогодних вечерах, в общем, как сказал Василий Морозов: "Мы были в те далекие годы самой обычной, похожей на сотни других питерской группой, которая играла там, куда позовут". А звали, случалось, и на цыганские свадьбы в табор, и на какие-то воровские сходки в кафе... "Еле ноги унесли",- вспоминал В.Морозов один такой случай. А в другой раз, на цыганской свадьбе, какой-то пацанёнок украл у музыкантов маракас. Впрочем, как вспоминает Борис Циммер, инструмент потом вернули. А вот замечательную бас гитару Василия Морозова Jolana Basso 5 жёлтого цвета, с которой запечатлён на фотографиях Аркадий Северный, украли в ресторане «Невский» "нехорошие люди". Но это произошло уже после записей концертов с Северным. За выступление музыкантам обычно платили 35-50 рублей, из которых где-то 6 рублей уходило на оплату такси.

Василий Морозов, Владимир Вахромеев, Борис Циммер, Мария Иванова, 70е годы

Борис Циммер, Владимир Вахромеев и Мария Иванова играли вместе еще до прихода в группу Василия Морозова. Тогда в состав группы входили еще два гитариста, братья Пыжовы. Всего получалось 5 человек. Музыканты выступали в разных местах, приходилось пользоваться услугами такси, а это была проблема! Пять человек состава, да еще и громоздкая аппаратура. "Таксисты чертыхались",- вспоминает Василий Морозов.

Первый состав группы Бориса Циммера, 70е годы

Музыканты у автомобиля такси: погрузка аппаратуры, 1978г, Ленинград

И, вот, барабанщик Владимир Вахромеев решил заменить двух гитаристов - братьев Пыжовых - на одного. Именно он в 1975 году пригласил в состав группы Василия Морозова, который до этого играл в крутой джаз-рок команде «Возрождение» в ленинградском Политехе. Кроме того, у него был комплект аппаратуры, который потом использовала группа, в том числе, и во время записи концертов с Аркадием Северным: гитарный усилитель с ревербератором Regent 30H, о котором я уже подробно писал, басовый усилитель и комплект микрофонов МД-66.

Группа «Возрождение», четвертый слева - Василий Морозов, 1972г

В 1979 или 1980 году Владимира Вахромеева за барабанами сменил Александр Резвухин, а солисткой стала Лидия Виноградова, вместо Марии Ивановой, которая вышла замуж и уехала из страны. Таким составом группа играла в ресторане «Невский» 11 лет, с 1980 до 1991 года.

Борис Циммер, Василий Морозов, Лидия Виноградова, Александр Резвухин, 80е годы

Впервые музыканты группы Бориса Циммера встретились с Аркадием Северным во время записи концерта «Колода карт». Увы, как и во многих случаях, не то, что точную,- приблизительную хронологию описываемых событий достоверно установить пока не удалось. В каталоге Н.И.Корниенко запись датируется 19 декабря 1977 года, но это понедельник, рабочий день. Конечно, для Аркадия Северного, ведшего "богемный" образ жизни, это не имело значения, но Борису Циммеру и Василию Морозову в понедельник нужно было отправляться на работу. Возможно, концерт был записан в субботу, 17 декабря, а Николай Иванович указал дату, когда он "свёл" запись и приготовил ее к тиражированию. Кроме того, некоторые участники концертов вспоминают, что «Чайка» и «Химик» были записаны с небольшим интервалом. Хотя, замечу, многие из очевидцев путали эти концерты, например, Николай Резанов говорил, что участвовал в записи «Химика». Как бы то ни было, понятно, что «Чайка» записана до «Химика», и, вероятно, перед «Проводами 1977 года». Уж больно складно стыкуются слова Северного, сказанные во время вступления к этим концертам. Судите сами.

Вот «Чайка»:

В аэропорту меня встретили Ивановичи и сообщили печальную весть: грипп скосил всех «Жемчужных», кроме одного.

А вот «Проводы 1977 года»:

Неделю назад мы объявили скорбную весть, что грипп скосил «Братьев Жемчужных».

Конечно, верить всему, что говорил Северный на концертах, нельзя. Но никогда больше эпидемия гриппа, скосившая «Братьев Жемчужных», не упоминалась. «Проводы 1977 года» датируются по заключительному слову с этого концерта: 22 декабря 1977 года. Причем, Северный уверенно говорит: "Двадцать..." - и делает паузу, вероятно, он забыл точную дату, и, похоже, кто-то ему подсказал: "...второго декабря". Что ж, я придерживаюсь мнения, что концерты так и были записаны: в декабре 1977 года - «Чайка», затем 22 декабря - «Проводы 1977 года». Как вспоминает непосредственный участник записи «Чайки» Василий Морозов, прослушав пробную запись,- это была песня "Семь сорок" в исполнении Северного,- Сергей Иванович Маклаков был сильно разочарован. В составе группы не было ни органа, ни саксофона, ни скрипки, даже ритм-гитары не было. В общем, Маклаков забрал свои микрофоны и ушел... Запись явно "не клеилась". А времени уже прошло много: утром оказалось, что стандартные кабели с разъемами типа СШ-3, которые были у музыкантов, не подходят к импортному 4-канальному магнитофону, там нужны "джеки". И сами кабели оказались короткими. На сцене-то музыканты стояли не далеко от усилителей, а на квартире Владимира Раменского, где проводили запись, ансамбль и Аркадий Северный размещались в большой комнате, а магнитофон стоял в соседней. Пришлось срочно наращивать шнуры и перепаивать штекеры. Кто-то из организаторов записи решил позвонить Николаю Резанову. Он вскоре пришел, но без банджо и без электрогитары, поэтому играть ему пришлось на обычной шестиструнке. Василий Морозов уверен, что Резанов спас эту запись: «Никто из нас так играть партию ритм-гитары не умеет... Его гитарная партия украшает этот концерт, придаёт "изюминку". То, что он играл на простой гитаре, получилось случайно, но именно это и нужно в данном концерте. Он слышал нашу игру (партии гитар и голос Аркадия в комнате записи) и рукой мастера добавлял нужные интонации. Причём, это была абсолютная импровизация, что и ценно». Что получилось в итоге, теперь знают все. Получился совершенно необычный и по звучанию, и по аранжировкам, и по текстам концерт Аркадия Северного. Впрочем, музыканты группы остались недовольны. Неувязка с техникой и составом, нехватка времени, из-за чего не было никаких репетиций и прогонов. Как играть, если даже не договаривались о теме? "Далеко-далеко журавли улетели",- Северный поет в ритме вальса, а Владимир Вахромеев стучит четыре четверти... Инструменты и аппаратуру расставили не привычным, способом, гитару Николая Резанова другим участникам группы почти не было слышно, и то, как всё звучало во время записи, музыкантам не понравилось. В общем, записали за несколько часов концерт, собрали аппаратуру и уехали. Музыканты были уверены, что больше их на запись не пригласят...

Но через пару месяцев Борис Циммер, Василий Морозов, Владимир Вахромеев и Мария Иванова снова встретились с Аркадием Северным. Тогда, предположительно, в марте 1978 года, там же, на квартире Владимира Раменского, на ул. Олега Кошевого, 12, были записаны концерты с ансамблем «Химик»...

Василий Морозов и Борис Циммер, 1990г

 

Благодарю Василия Морозова за огромную помощь, оказанную мне при подготовке и написании данной статьи.
Использованы материалы, любезно предоставленные Василием Морозовым.


[назад] [в начало] [вперед]

 

|Вступление|Годы мчатся|Кто-то сдохнет в тоскливом запое|
|Мне не дадут Звезду Героя|А у меня есть тоже патефончик|
|Он очень много знал и очень много думал|Давайте я спою вам в подражанье радиолам|
|Магнитофоны разберу сейчас на части|Клиент не дерево|
|Концерты лепят в Ленинграде и в Одессе|«Олимпийский» концерт|
|Да мы ребята все «Жемчужные»|Николай Серафимович, твой был первый вагон|
|Сколько песен ты спел, сколько душ отогрел|Мы многое из книжек узнаём|

© 2012-2014 Сергей Лахно